Херсон и феминизм: марш за права женщин

Марш по улицам

Днем, 8-го марта, участники марша стекались в центр города. На площади Свободы их ждал плотный кордон полиции. По словам организаторов, в этом году они получали угрозы, поэтому решили максимально обезопасить шествие:

— Были громкие заявления в нашу сторону от местных «активистов» и националистов, — рассказывает одна из организаторок марша, Марина Усманова — но, тем не менее, пришло плюс-минус 50 человек. Вышло меньше людей чем в прошлом году, но при этом, больше мужчин.

Предыдущий перед маршем год был отмечен возрастанием агрессии против феминизма, прав ЛГБТ, национальных меньшин. Несколько местных советов по всей Украине (в том числе Херсонский областной совет) голосовали за одинаковые петиции «за защиту семьи» и отправляли их в Верховную Раду. В этих обращениях они требовали убрать из законодательства слово «гендер», прекратить гендерную экспертизу учебников, не ратифицировать Стамбульскую конвенцию. Цель последней — искоренить любую женскую дискриминацию, способствовать полному равноправию с мужчинами, защитить женщин от любых форм насилия.

— В один из предыдущих маршей мы объединились с активистками из других городов за ратификацию Стамбульской конвенции, — вспоминает Усманова. — У нас были общие лозунги, требования. В этом году у нас нет одной повестки по Украине. Поэтому, когда я писала манифест марша этого года, я фокусировалась на местном, херсонском контексте. Например, после 20:00 не ходит общественный транспорт, из-за чего женщинам сложно добраться домой. Пешком тоже не дойдёшь, потому что улицы слабо освещены. Из-за этих факторов возможность насилия над женщинами возрастает в разы.

Несмотря на вероятность конфликтов, организаторы решили оставить акцент именно на феминизме, то есть на «правах женщин». В контексте происходящих событий, любые акции или выставки, в названии которых есть слова «феминизм» или «гендер» (и их производные), становятся уязвимыми перед возможным срывом. Вероятно, это оттолкнуло некоторых сторонников марша, которые не захотели рисковать своим здоровьем. Однако на деле, тех людей, которые всё громче говорят о своих потребностях и правах, с каждым днём становится больше:

— Уже год работает наш комьюнити центр при благотворительном фонде «Иная», и к нам приходят всё больше женщин, которые декларируют: «мне нужна нормальная зарплата. Я хочу, чтобы мой партнер разделял со мной репродуктивный труд. Я хочу, чтобы работодатель не спрашивал, есть ли у меня дети или нет — ведь они могут заболеть или я могу родить ребёнка» — рассказывает Усманова. — При этом, к нам приходят и мужчины, которым не нравятся сегодняшняя система требований и обязанностей.

По словам одного из участников марша, он вполне может назвать себя феминистом:

— У меня есть дочь, жена, сестра и мать — рассказывает Дмитрий. — Наверное, я не могу не быть феминистом, так как не могу быть уверен в их безопасности. Когда девушке заявляют, что она «сама виновата», так как пошла не на ту вечеринку или одела не те вещи. Или, когда женщине приходится доказывать свой профессионализм из-за того, что она женщина, при одинаковом уровне подготовки с мужчиной. Конечно, несмотря на то, что я с этим не сталкиваюсь, я не могу и не хочу игнорировать эту проблему нашего общества.

При этом он согласен с тем, что большинство херсонцев не то что не готовы выходить на митинги в защиту своих прав, но даже банально о них не в курсе:

— Они просто не знают об этих возможностях, — уверена Марина Усманова. И добавляет — поэтому отсекают такие потребности.

Возможности и потребности

По статистике, в Украине средняя официальная зарплата женщин на 30% ниже, чем у мужчин. 95% фактов домашнего насилия происходит над женщинами. Всё ещё почти весь репродуктивный труд и уход за ребенком делают женщины:

— Мой ребенок ходит в школу, где продленка до 4-х часов. Сколько раз я туда приходила, забирают детей женщины, в основном мамы — рассказывает Усманова. — С какой работы тебя отпустят чтобы забрать ребёнка? Какой будет твоя зарплата? Можешь ли ты хорошо зарабатывать на том же уровне, что и муж? Сможешь ли ты получать полную ставку и быть социально защищённой вместо работы фрилансеркой ради свободного графика?

Фактически, перед женщиной в Украине встаёт выбор: борьба за законодательное признание равных прав, уменьшения дискриминации, увеличение образовательной базы или стать домохозяйкой. Выйти и сказать о своих требованиях — непростой шаг для большинства херсонок:

— Поэтому, в последних числах мартах мы открываем первую Южную феминистическую школу — анонсировала Усманова. — Можно принять участие и узнать больше об истории феминизма, какие существуют направления, за что феминизм боролся раньше и за что стоит сегодня.  

И, несмотря на то, что марш за права женщин в Херсоне всё ещё собирает немного сторонников, его участники верят в последствия, к которым приводят их акции:

— Я хочу быть ученой и посвятить свою жизнь науке, — делится Настя, 17-летняя девушка. В этом году ей заканчивать школу. — и мне постоянно приходится слышать, что это «не женское дело». Несмотря на то, что мы живём в XXI веке, несмотря на достижения Марии Кюри, Хэди Ламар и всех женщин в разных сферах науки, культуры, политики, общественной жизни, на меня всё равно оказывается давление. Но, в том числе благодаря им, я буду заниматься тем, чем я хочу. 

Автор Insha

Insha